Экологически чистый, защищает от холода и жары: украинец из камыша производит панели для стен

Источник: fakty.ua

46-летний житель села Ярушичи Стрыйского района Львовской области Василий Смеркло год назад «вышел из подполья». До этого он несколько лет нелегально занимался заготовкой камыша — на болотах и прудах этого добра хватает. Вместе с другом решил построить камышовый бизнес. Накосили вручную дармового сырья. Но их предпринимательской смекалки хватило лишь на это, да на то, чтобы высушить укос и связать его в снопы. Что делать дальше, они имели слабое представление. В общем, друг Василия охладел к делу.

— Целый год я безуспешно искал применение своему сырью — не знал, куда его девать, — рассказывает Василий Смеркло. — Кроме как отправить в Польшу, других идей не возникало. Но с такой маленькой партией ехать туда не имело смысла. Аренда фуры обошлась бы дороже, чем полученный доход. Наконец мы скооперировались еще с одним начинающим бизнесменом. Вдвоем едва наскребли КамАЗ камышовых снопов (почти три тонны) и поехали продавать его полякам. Наши затраты, конечно, не окупились, зато я понял одно: чтобы иметь прибыль, нужно торговать не сырьем, а готовыми изделиями из него.

Весной позапрошлого года, услышав о том, что во Львовской области при поддержке Мирового банка реализуется пилотный проект Министерства социальной политики «Рука помощи», Василий Смеркло решил, что это прекрасный шанс получить беспроцентный кредит и наконец-то начать собственное дело по производству утеплительных панелей из камыша.

— Камышом и всем, что с ним связано, я неофициально занимался лет пять, безуспешно пытаясь разбогатеть, — с улыбкой рассказывает бывший сапожник Василий Смеркло. — Не один час просидел в Интернете, постигая азы технологии изготовления утеплительных щитов из этого экологически чистого материала. Решил, что люди должны заинтересоваться ими, ведь экология сейчас в моде. Правда, наблюдаю это только за границей. В моем родном селе, например, никто еще не купил у меня ни одной утеплительной панели. Хаты камышом тоже никто не укрывает. А вы знаете, кстати, что во многих европейских странах, в том числе в Нидерландах, где я два года подряд практиковался делать камышовые крыши, приняты программы о демонтаже шифера?

Шифер, содержащий вредный для здоровья человека асбест, европейцы утилизируют, заменяя его экологически чистым кровельным материалом — либо глиняной черепицей, либо камышом.


* Плотно уложенные стебли камыша создают отличную теплоизоляцию. К тому же обладают очень низкой теплопроводностью и отличной паропроницаемостью, что позволяет стенам дышать

— Ну, и сколько может служить камышовая крыша? Она же недолговечная…

— В Нидерландах мы как-то реконструировали крышу 350-летнего кирпичного дома, которая была сделана из камыша восемьдесят лет назад. И хозяин не захотел укрывать его другим материалом. Толщина крыши — 30—45 сантиметров: прекрасная защита от холода и жары. Полстолетия гарантированно будет служить.

— Так вы за счет микрокредита, взятого у Министерства социальной политики, обучались в Нидерландах новому делу?

 Нет, деньги по программе «Рука помощи» выделяются исключительно на приобретение оборудования или материалов, согласно утвержденному бизнес-плану. Участники проекта «живыми» этих средств не видят. Следовательно, ни проесть, ни пустить их налево невозможно. Мне, например, в первую очередь требовалась хорошая электрическая косилка, чтобы увеличить объемы заготовок, и специальный станок для выравнивания камышовых стеблей. Купил также нитки и проволоку. И дела пошли быстрее. К тому же участие в проекте позволило мне легализоваться. Теперь я официально частный предприниматель.

А в Нидерланды ездил в составе строительной бригады, организованной моим польским партнером Марьяном Ямброзиком (тем самым, которому я когда-то поставлял сырье). У него своя фирма, специализирующаяся на кровельных технологиях из экологически чистых материалов. И я подумал: раз уже освоил производство и монтаж утеплительных камышовых панелей, то должен уметь и крышу укрыть, чтобы мог предложить заказчикам полный строительный цикл. В планах — производить камышовые сэндвич-панели, из которых можно возводить стены.

— На родине пригодилась наука?

— Очень непростая эта наука, скажу я вам. Надо иметь силу в руках. При укладке камыша должен понимать, куда больше снопиков подать, куда меньше, как их уложить возле окон на крыше, каждый выровнять, подбить… Голландцы (а там много мастеров, работающих с камышом) устанавливают на крышах еще различные фигурки, которые укрывают этим материалом, заламывая его определенным образом. В общем, за день, как, например, кровлю металлочерепицей или шифером, эту науку не постичь. Да и за год практики тоже сложно стать хорошим профессионалом. Два моих товарища, которых я планирую взять к себе на работу, уже третий год трудятся у Марьяна. Уверен, они вернутся отличными специалистами и их умение будет востребовано в Украине.

Технику изготовления камышовых плит Василий подсмотрел у одного мастера из Полтавской области. Наблюдал, как он готовит высушенные стебли: снимает с них листья, аккуратно прочищает внутренние полости от перегородок и пленок, укладывает слоями в специальном станке и спрессовывает материал до нужного размера. Через каждые десять сантиметров ставит металлические скобы, которые стягивают стебли.


* Заготовка камыша на прудах и болотах тоже требует определенной сноровки

— И сколько таких плит может сделать один человек за день? — интересуюсь у своего собеседника.

— Ручной труд потому и ценится дорого, что он очень кропотливый, требующий внимательности и сноровки. Моя производительность — восемь — десять щитов за день, это приблизительно двадцать квадратных метров. Один квадратный метр продаю за сто гривен. Плиты делаю разные по длине, ширине и толщине — в зависимости от пожеланий заказчиков. Но у меня пока нет больших заказов, так что работаю без напряга. На Галичине люди только присматриваются к этой технологии. Кто-то утепляет пока одну стену хаты, кто-то лишь крыльцо. Правда, одна женщина из Коломыи заказала сразу сто квадратных метров утеплителя для своего деревянного домика. Люди хотят убедиться, что камышовые плиты действительно так же эффективны, как и просты в применении: положил металлическую сеточку и штукатуришь.

— И какова же она, эта эффективность?

— Плотно уложенные стебли камыша создают отличную теплоизоляцию. Пятисантиметровые по толщине плиты заменяют целый кирпич. Почему это растение экологическое чистое? Потому что оно растет всего год и не успевает набраться вредных веществ. Увы, синтетические утеплители — вата, пенополистирол, пластик — могут быть вредные. А стебли камыша из-за своей трубчатой структуры обладают не только очень низкой теплопроводностью, хорошей защитой от шума, но и отличной паропроницаемостью, что позволяет стенам дышать.

Важным достоинством камышового утепления является его стойкость к воздействию различного рода микроорганизмов, провоцирующих гниение материала и появление грибка.


* «Камышовые панели — экологически чистый материал. Сейчас это в Европе очень важное требование», — говорит Василий Смеркло

— А вдруг мыши в нем заведутся? Съедят дом?

— У мышей страх перед камышом на генетическом уровне: в нем водятся их злейшие враги — змеи. Поэтому мыши в нем не заводятся. И крысы, кстати, тоже. Более того, и грызуны, и насекомые при контакте с камышом погибают.

— Но зато он горит быстро…

— Возгораемость, пожалуй, единственный недостаток камыша. Но он легко устраним. Действенным и недорогим способом противопожарной профилактики является обработка специальными растворами — антипиреном или бишофитом.

— Денег, выделенных по программе «Рука помощи», хватило для раскрутки бизнеса?

— Пока я не в «плюсе», но прогресс есть. Если раньше не знал, допустим, как продвигать свой товар на рынок, то сейчас имею возможность консультироваться со специалистами, которые подсказывают конкретные шаги. С их помощью открыл собственный сайт под названием «Екоутеплення».

А вообще, считаю: чтобы быть успешным в жизни, нужно иметь цель и сильное желание ее достичь. А еще работать не покладая рук.

— Одним из «побочных» эффектов нашего проекта, на который мы сначала даже не рассчитывали, стала легализация некоторых предпринимателей, как в случае с Василием Смеркло, — рассказывает координатор проекта «Рука помощи» Инна Шинкаренко. — Они увидели перспективу расширения своего бизнеса с помощью государственной программы и согласились выйти из тени. И теперь государство получило новых плательщиков налогов, новые легальные рабочие места, возобновляет доверие людей к себе.

Проект «Рука помощи» — лишь маленькая часть большой помощи Мирового банка, направленной на совершенствование социальной политики в Украине. Эта сумма исчисляется 300 миллионами долларов. На реализацию нашего проекта в прошлом году было выделено 20 миллионов гривен, и все они освоены. Бум желающих взять микрокредит на развитие собственного дела начался в сентябре, ровно через год после старта инициативы Минсоцполитики. К этому времени те, кто выжидал, удостоверились, что программа действительно работает.

Читайте также: Украинский предприниматель делает необычные пандусы, позволяя колясочникам выбраться из дома

Поначалу, полтора года назад, конечно, приходилось проводить большую разъяснительную работу, в том числе и среди чиновников трех определенных Кабмином областей для проведения социального эксперимента — Харьковской, Львовской и Полтавской. И среди внутренних переселенцев, малообеспеченных, а также среди работоспособных людей, оказавшихся на учете в центрах занятости, на которых рассчитан проект. Это, кстати, довольно непростой контингент. Среди малообеспеченных, как оказалось, есть такие, кто уже в третьем поколении живет на социальную помощь. Не работать стало привычкой для многих: чем дольше длится период безработицы, тем сложнее человеку реализовать себя и тем легче потерять мотивацию к работе, надежду на улучшение жизни.

Некоторые вообще не могли даже мечтать о собственном деле, потому что были очень бедными. Многие из потерявших работу пытались заняться бизнесом, однако боялись брать кредиты в банке под баснословные проценты. А тут им вдруг предлагают беспроцентную ссуду до 70 тысяч гривен, возвращение которой почти в полном объеме засчитывается по уплаченным суммам налога на протяжении трех лет. Нам было важно вернуть физически активных людей на рынок труда, вывести их из состояния бедности. Не просто, как говорится, накормить один раз, а дать удочку в руки и научить ловить рыбу.